01:08 

Save & Kill

falloutmadness
Hey, book's coming along well, thanks to you, what's next?


Правила

Список персонажей в игре:

Вероника
101ая/ый/ое
Бутч
Курьер
Принцесса
Фисто
Джерико
Бун
Генерал Циньвэй
Близнецы Гаррет

Люкс Лаки 38

Кладбище Гудспрингс
запись создана: 22.07.2014 в 23:27

@темы: save or kill

URL
Комментарии
2014-09-30 в 20:10 

Shirogane no Kuu
Импозантный импотент исследует искусство инсталляции
Вероника 16
101ая/ый/ое 10
Бутч 8
Курьер 10
Мэр МакКриди 16
Фисто 8 save
Мистер Берк 2
Бун 14
Генерал Циньвэй 10
Близнецы Гаррет 6 kill

Я долго не могла понять, кого убила, а кого спасла, но пусть будет так :alles:

Френсин уничижительно поглядела на Буна. Тот ожидал совсем другой реакции. Беглый робот пойман, обезврежен и доставлен в казино в целости и сохранности. Все приспособления функционируют. Проверять, правда, пришлось на пьяном в дупель Кэсс, но та не выказала никаких признаков недовольства. Даже скорее наоборот. Бун отогнал волнительные воспоминания и протянул Френсин раскрытую ладонь.
— Деньги, — отрывисто произнес он, имея в виду вознаграждение за Фисто.
— Я заплачу тебе вдвое больше, — понизив голос, сказала Френсин, — если ты избавишься от робота. А сейчас спрячь его, да поживее!
Спрятать громоздкого протектерона было не так-то просто. Пока Бун соображал, что же делать, в зал вошел Джеймс Гаррет и, увидев Фисто, расплылся в широченной улыбке. Френсин помрачнела еще больше.
— Какое счастье видеть тебя вновь! — воскликнул Джеймс, любовно поглаживая хромированный бок Фисто. — Моя благодарность не знает границ, мистер…
— Бун.
— Да-да, мистер Бун, вы просто не представляете, какую неоценимую помощь нам оказали. Отныне все напитки в баре и услуги работников для вас бесплатны.
Бун решил, что это довольно сомнительное вознаграждение. Кэсс или Курьер оценили бы такую благодарность, но Бун предпочитал крышки или на худой конец доллары НКР.
Джеймс активировал робота и увел на второй этаж. Проводив брата странным взглядом, Френсин заскрипела зубами.
— Или ты избавишься от робота, или я избавлюсь от тебя, мистер Бун, — угрожающе прорычала она. — Все было так хорошо, пока не появился этот чертовый кусок железа.
Бун несколько растерялся, но не подал виду. Фисто приносил неплохую прибыль заведению, а хваткая, не упускающая выгоду Френсин Гаррет любила деньги. Почему же она была так недовольна возвращением блудного протектерона?
— Будет сделано, — сказал Бун, поправляя за спиной винтовку.
Он чувствовал себя одураченным, но обещание двойной выгоды вселяло надежду. Френсин Гаррет никогда не скупилась на вознаграждение.

2014-10-03 в 00:27 

daburumcola
Вероника 16
101ая/ый/ое 10
Бутч 8
Курьер 10
Мэр МакКриди 18 save
Фисто 8
Мистер Берк 0 kill
Бун 14
Генерал Циньвэй 10
Близнецы Гаррет 6

по-моему, я перепутал все таймлайны, да простят меня пещерные грибы :lol:

Мак-Криди стоял у ворот и мрачно смотрел вслед удалявшемуся протектрону, который двигался к выходу по узкому тоннелю, периодически цепляясь розовыми выступающими штуковинами за камни и выемки на стенах пещеры..
- Вот же ж сука, блядь, - с чувством произнёс он. Пока он, Мак-Криди, остаётся мэром Лэмплайта, он никому не позволит опошлить его прекрасный, безупречный мир детства. Убедившись, что богомерзкий робот скрылся в темноте, юный мэр только тогда позволил себе вздохнуть с облегчением и достал из кармана самокрутку с сушёными пещерными грибами.
- Ах ты ж ёбаный ты в жопу, - выдохнул он после первой же затяжки. Грибы попались забористые, но Мак-Криди и сам не подозревал, что сказал правду. Возможно, грибы действительно обладали эзотерическими свойствами и позволяли видеть сквозь пространство, а возможно, он просто угадал.
Мистер Бёрк уже давно собирался совершить повторную вылазку в Лэмплайт и этим убить двух зайцев: отомстить мелкому выскочке и добыть наконец пещерных грибов для своего босса, астрального путешественника. Для этой цели он запасся охотничьим ружьём, которое отлично стреляло на дальних расстояниях, с его помощью Бёрк надеялся легко "снять" наглого пацана с его смотровой площадки на входе.
Чего он не ожидал, так это встречи с сексботом у самого входа в пещеру. Столкновения было не избежать: в тоннеле с трудом проходил и один человек, поэтому когда Бёрк наткнулся на робота, оказалось уже поздно пятиться. Отлично подходящее для снайпера, но бесполезное в ближнем бою ружьё стукнуло робота в корпус, не причинив никакого вреда. Робот же, наткнувшись на нечто более мягкое, чем пещерные камни, активизировался и задвигался проворнее. Перед тем, как его взяли в мёртвый захват, Бёрк с ужасом услышал и узнал этот электронный голос:
- Пожалуйста, займите позицию.

2014-10-04 в 15:38 

Shirogane no Kuu
Импозантный импотент исследует искусство инсталляции
Вероника 16
101ая/ый/ое 12 save
Бутч 8
Курьер 10
Мэр МакКриди 18
Фисто 8
Джерико 8 kill
Бун 14
Генерал Циньвэй 10
Близнецы Гаррет 6

Джерико видел Сто первую дважды. Один раз, когда она была симпатичной девчонкой с аппетитной фигуркой и второй раз, когда та превратилась в здоровенную страхолюдину. Ни первая встреча, ни вторая не произвели на него должного впечатления. Чего не повидал на своем веку старый рейдер? Зато после того, как в Мегатонну нагрянул ее папаша, началась подлинная свистопляска. Папаша обещал награду первому, кто найдет чадо и вернет в любящие родительские объятия, поэтому охотники до наживы быстренько собрались и отправились на поиски блудной девицы. Джерико слышал краем уха, что отец Сто первой был исследователем и к мутации дочери проявлял скорее научный интерес. До этого он занимался чем-то другим и на дочурку положил большой болт. Джерико было все равно, какие причины привели папашу Сто первой в Мегатонну. В конце концов, тот был готов выложить кругленькую сумму, а Джерико любил деньги. Поэтому он не стал отставать от конкурентов: проверил дробовик, побросал вещи первой необходимости в заплечный мешок и покинул Мегатонну на рассвете.
Послонявшись по окрестностям, Джерико выяснил, что Сто первая пряталась в метро. На одной из станций она устроила уютное логово и жила себе припеваючи, в ус не дула. Поговаривали, будто она водила дружбу с болотниками, которые приняли ее в стаю и сделали кем-то вроде альфа-самки.
Спустя некоторое время Джерико удалось выйти на след. Из логова Сто первой шел тайный ход, уходящий глубоко в недра земли. Оканчивался он на удивление чистой сводчатой пещеркой, подсвеченной колониями люминесцентных грибов. Ступая как можно тише, Джерико дюйм за дюймом исследовал пещеру. Вдруг его привлекли какие-то звуки, доносящиеся из соседнего грота. Чем ближе он подходил, тем отчетливее слышал пение. Некто глубоким, низким голосом старательно выводил строки:

Почему ж ты мне не встретилась,
Ширококостная, зеленая.
В те года мои далёкие,
В те года вешние?
Я забыл в кругу болотников,
Сколько лет пройдено.
Ты об этом мне напомнила,
Юная, могучая.

«Что за чертовщина?», — пронеслось в голове Джерико.
Низко пригибаясь, чтобы не задеть головой неровный, заросший сталактитами потолок, он короткими перебежками достиг большого валуна. Из-за него открывался вид на подземное озеро и сидящие на берегу две мощные фигуры. Одна несомненно принадлежала Сто первой, а вот второго Джерико видел впервые. Он походил не на болотника, а скорее на мутировавшую черепаху. У существа были большие желтые глаза, приплюснутая морда, мощная шея и сильные, перепончатые лапы. Более того, существо пело серенаду Сто первой, встав на одно колено, и увлеченно жестикулировало.
Джерико решил уложить певца выстрелом в грудную клетку, вырубить Сто первую ударом в затылок, связать и силком потащить в Мегатонну. Однако для этого стоило подобраться ближе.
Ему почти удалось достичь цели, как вдруг под ногой предательски хрустнул камушек. Из-за чертовой акустики звук получился настолько громким, что певец со Сто первой как по команде обернулись и увидели замершего в нелепой позе Джерико.
Сто первая взревела и схватив первое, что попалось под ручищи, метнула в старого рейдера. Джерико с ужасом наблюдал, как в него летит огромный камень. Он сделал рывок, но не успел увернуться. Камень ударил его по голове, и Джерико почувствовал, как его сознание стремительно проваливается в черную бездну.

2014-10-05 в 00:35 

daburumcola
Вероника 16
101ая/ый/ое 12
Бутч 8
Курьер 10
Мэр МакКриди 20 save
Фисто 8
Джерико 6 kill
Бун 14
Генерал Циньвэй 10
Близнецы Гаррет 6

распидорасило, простите :alles: и да, Эр-Джей как-то мало ругается, но будем считать, что это он готовится заселиться в приличный люкс.

К своим двенадцати годам Эр-Джей Мак-Криди справлялся с обязанностями мэра не хуже взрослого, отлично стрелял из автомата и курил пещерные грибы, а от его ругательств краснели даже супермутанты, которые вообще изначально были зелёными. И всё-таки Мак-Криди был ещё мальчишкой. Он мечтал о приключениях и презирал девчонок, а в редкие часы отдыха любил читать «Приключения Тома Сойера».
Больше всего Мак-Криди любил, конечно же, главу о пещере. Он представлял себя в роли Тома, хотя и знал, что опыта в исследовании пещер у него куда больше, он бы не заблудился так глупо, как Сойер, но тогда не было бы и приключений... В качестве Бекки он почему-то невольно видел Принцессу, хотя Люси, Побрякушка и Пенелопа нравились ему куда больше, а Принцесса не нравилась совсем, другие девчонки всё же не выделялись так, как она.
Однажды, гуляя по Лэмплайту, юный мэр забрался на отвесную скалу, чтобы достать пещерных грибов, и обнаружил вход в узкий тоннель, о котором из жителей раньше не знал. Мак-Криди сразу же загорелся идеей выяснить, куда ведёт этот ход, но он понимал, что одному углубляться в тоннель опасно. Следовало взять с собой кого-нибудь, но кого-то не слишком полезного для Лэмплайта, чтобы в случае несчастья город лишился только мэра, а все прочие ценные кадры остались бы.
— Пошли со мной в поход в новую часть пещеры? — с ходу предложил он Принцессе, выцепив её из компании других малышей и отводя в сторону. Девчонка презрительно скривилась, хотя — Мак-Криди мог побиться об заклад — в душе согласна была идти за ним куда угодно ещё до того, как он предложил.
— Какая ещё новая часть пещеры, Эр-Джей? Очередной «смертельный тоннель»? Нашёл дурочку.
— Огребёшь, — пригрозил Мак-Криди. Принцесса для порядка ещё позакатывала глаза, но потом быстренько собрала рюкзак и поплелась за ним.
Новый подземный ход поначалу казался довольно безопасным и к тому же расширялся, так что очень скоро Мак-Криди и Принцесса могли идти вровень, а не протискиваться поодиночке. Освещать дорогу не приходилось — хватало люминесцентных грибов. Если бы не сырость и постоянное нытьё Принцессы, что она «уже устала» и «этот глупый ход никуда не ведёт», Мак-Криди был вполне доволен приключением.
— А если там тупик? — нудела Принцесса. — Между прочим, я натёрла ногу. И есть хочу.
— Схлопочешь, — отвечал Мак-Криди и подкреплял угрозы непечатными выражениями. Принцесса умолкала, но ненадолго.
Вдруг подземный ход круто пошёл вниз, обрываясь. Мак-Криди осторожно подошёл к краю, но не удержался, камешки посыпались у него из-под ног, и он съехал, как с горки. Принцесса встала на четвереньки и беспокойно вгляделась в темноту, куда свет грибов не пробивался.
— Эр-Джей? Ты в порядке? Что там такое? — робко позвала она. На что он бодро ответил:
— Спускайся и сама увидишь, дурёха.
По сравнению с теми словами, которыми Мак-Криди её обычно называл, «дурёха» прозвучало почти ласково — наверное, даже Том Сойер не мог обратиться к своей Бекки нежнее, и Принцесса тут же послушалась. Она съехала с горки и очутилась в сводчатой пещере с потолком едва ли не выше, чем в Лэмплайте, и целым подземным озером. И, конечно, всё это освещали грибы.
А ещё дети оказались в этой пещере не одни. У воды стояли странные существа. Одно напоминало мутировавшую черепаху, а другое... другое вообще неизвестно из чего мутировало. Существа склонились над бесчувственным человеческим телом и о чём-то переговаривались.
— Подберёмся поближе, — шёпотом скомандовал Мак-Криди. — Может, они уйдут, и мы пороемся в карманах у того дылды.
Принцесса до дрожи в коленях боялась мутантов и дылд, но годы жизни в Лэмплайте под началом мэра и строгая субординация в детском обществе сделали своё дело, и ослушаться мэра она боялась ещё больше. Тихо-тихо они с Эр-Джеем подкрались к озеру и спрятались за большим камнем.
— Как не вовремя нас прервали... — пробулькал один из монстров, судя по басу, самец.
— Да... Не вовремя, — застенчиво согласилось бесполое нечто.
— Ох уж эти люди... Из всех пещер этот глупый рейдер притащился именно в нашу. И что ему здесь понадобилось?
— Думаю, он мог прийти за мной... Я давно не показывалась в обществе, кто-нибудь мог хватиться меня: если не папа, то Бутч...
— Бутч? — монстр звучал удивлённо. — Ты знаешь Бутча?!
— Мы... встречались, — бесполое чудовище будто бы смутилось. — Только это было очень давно... в другой жизни... и в другом теле. А откуда же ты его знаешь?
Самец какое-то время помолчал, так что Мак-Криди даже выглянул украдкой из-за камня, проверить, не ушли ли монстры, но они так и стояли на месте. Наконец мутант признался:
— Он мой сын...
— Что?! — в бесполом тоне прорезались женские нотки.
— Да, это так... И мне очень жаль. Потому что теперь... не думаю, что мы можем быть вместе. Ты девушка моего сына... Я не смогу переступить через это. Я хотел сделать тебя своей королевой... Но, видимо, придётся тебе удовлетвориться титулом принцессы.
Услышав слово «принцесса», Мак-Криди удивлённо посмотрел сначала на свою спутницу, а потом ещё раз на монстров. «Хуйня какая-то», — подумал он, окончательно перестав что-либо понимать. Судя по лицу Принцессы, она тоже.
А чудовища тем временем, горько взглянув друг на друга напоследок, с тихим плеском нырнули в разные стороны и уплыли в глубь подземного озера. Как только на берегу стало тихо, Мак-Криди подорвался с места и бросился к телу человека. Тот ещё дышал, но оставался в глубокой отключке — похоже, ему сильно врезали по голове.
— Я беру рюкзак, а ты пошарь в карманах, — скомандовал Эр-Джей. — Давай, не стой, как идиотка!
Он уже забрал у мужчины оружие и радостно пересчитывал патроны. Принцесса тем временем влезла в чужой карман.
— Тут только сигареты, — сообщила она. — И какие-то голодиски.
— Бери, всё бери. Потом посмотрим, что на них.
Ободрав бесчувственного Джерико до нитки, радостные дети бегом направились туда, откуда пришли. Мак-Криди подсадил Принцессу и сам вскарабкался по стенам, возвращаясь в тоннель. Он был счастлив, пережив приключение, какое Тому Сойеру и не снилось. В Лэмплайт они возвращались в отличном настроении и с богатым уловом, ничуть не переживая из-за безоружного дылды, оставленного там, куда могли прийти другие монстры.

2014-10-05 в 14:35 

Shirogane no Kuu
Импозантный импотент исследует искусство инсталляции
Вероника 18 save
101ая/ый/ое 12
Бутч 8
Курьер 10
Принцесса 10
Фисто 8
Джерико 6
Бун 12 kill
Генерал Циньвэй 10
Близнецы Гаррет 6

Спустя некоторое время в Мохаве
Буну продолжало не нравиться это место. Как будто безумной ученой с Восточного побережья и озерника было мало! С недавних пор в соседнем номере обосновался злющий пацан, на любые, самые невинные вопросы отвечавший отборным матом. Вероника, которая была в курсе всех событий, навела справки и узнала, что пацан возглавлял какое-то захолустное поселение, в котором жили дети и подростки. Поселение находилось аж в Столичной пустоши. Потом с пацаном что-то случилось, детишки расторопно собрали деньги и на последние крышки отправили любимого мэра поправлять здоровье. Курс реабилитации от посттравматического стрессового расстройства он проходил в военном госпитале на озере Мид, но местные врачи сочли его случай тяжелым и направили лечиться к доктору Усанаги, специализировавшейся на ПТСР.
— Бедняга спит с винтовкой в обнимку, — трагическим полушепотом рассказывала Вероника. — А стоит приблизиться к нему ближе, чем на десять ярдов, начинает кричать: «Не подходи ко мне, верзила. Сейчас башку твою нахуй отчекрыжу!» Интересно, что с ним случилось?
Бун пожал плечами. Его не слишком интересовала трагическая история маленького матершинника. Покойная Карла придерживалась мнения, что дети должны быть вежливыми и воспитанными, и Бун был солидарен с супругой.
Он вздохнул и включил телевизор. На единственном бесплатном канале транслировали краткий анонс предстоящего выпуска «Пусть говорят в Мохаве».
— Здравствуйте, в эфире Аркейд Геннон. Сегодняшняя тема передачи — Старые фильмы о главном. Событие, потрясшее Столичную пустошь. Группа детей нашла голодиски с клубничкой. Куда смотрит наше правительство? Кто оградит детей от нежелательной информации? Дыры в ювенальной юстиции, беспомощность законодательных актов. Специальный гость нашей программы — президент Кимбол. Не переключайтесь.
Бун вздохнул еще горше. Просмотр телевизора совсем не отвлекал от тяжелых мыслей. Последнее время Бун только и делал, что обдумывал план поимки и ликвидации Фисто. Френсин Гаррет жаждала избавиться от механической шлюхи как можно скорее, но ее брат не спускал с робота глаз. Бун решил, что похитит Фисто днем, когда работники казино отсыпаются перед началом смены, заведет на один из заброшенных заводов за пределами Фрисайда и деактивирует. План выглядел довольно гладким, но вот беда, Фисто большую часть времени находился в спальне Джеймса Гаррета. Тот бдел за роботом, точно сторожевой пес. Внезапно Буна осенило.
Он выключил телевизор и заглянул в соседнюю комнату президентского люкса. Вероника лежала на софе и смотрела «Давай поженимся». На этот раз полковник Мур, Джейн и Лили пытались подыскать невесту Шеф-Шефу.
— А этому пацану — как его — Мак-Криди? Ему прописали снотворное? — спросил Бун.
— О, да. Целую кучу, — ответила Вероника, не отрывая глаз от экрана.
— Я редко, когда кого-нибудь прошу, — начал Бун и запнулся.
Вероника посмотрела на него заинтересованно.
— Продолжай, — милостиво произнесла она.
— У меня бессонница. Не могла бы ты попросить у Мак-Криди немного снотворного? Он меня к себе не подпустит, а ты женщина и умеешь ладить с детьми.
— Хорошо, — неожиданно легко согласилась Вероника. — Только потом ты пойдешь со мной на танцы.
Бун растерянно кивнул. Вероника царственно поднялась с софы, пригладила рукой волосы и вышла в холл. Вернулась она через четверть часа, вся растрепанная и с царапиной на скуле.
— Вот же маленький засранец, — процедила она сквозь зубы.
Бун решил, что Мак-Криди выставил ее взашей, даже не выслушав просьбу, но Вероника достала из кармана упаковку пилюль и вручила Буну.
— Сегодня в семь вечера в танцевальном зале Ультра-Люкс. Смотри, не опаздывай, — сказала она с довольной улыбкой.

2014-10-05 в 17:21 

daburumcola
Вероника 18
101ая/ый/ое 12
Бутч 8
Курьер 10
Принцесса 10
Фисто 10 save
Джерико 6
Бун 10 kill
Генерал Циньвэй 10
Близнецы Гаррет 6

До вечера оставалось время, и Бун решил, что успеет по-быстрому похитить Фисто, оттащить за пределы Фрисайда, а потом вернуться и сменить футболку перед танцами. Думал ради такого случая постричься, но потом вспомнил, что и так бритый наголо.
Поэтому Бун сразу отправился в казино. Джеймс Гаррет встретил его радушно, налил выпить.
— Спасибо, но один я не хочу, — с намёком сказал Бун. — Может, тост? За успешное сотрудничество.
Джеймс Гаррет глянул на часы.
— Я вообще-то до двух часов дня не пью… правило у меня такое.
— Я могу подождать, — согласился Бун, мысленно проклиная Джеймса и его глупые правила. Время утекало сквозь пальцы. Он поглядывал на часы каждые пять минут. Джеймс Гаррет сочувственно смотрел на бедолагу, но принципы нарушать не хотел. Наконец время вышло. Джеймс наклонился за вторым стаканом, и Бун быстро всыпал в свой горсть снотворных пилюль, которые тут же с шипением растворились в едком алкоголе. Потом невозмутимо подвинул стакан Джеймсу.
— Тут на стекле пятно, надеюсь, от воды. Но можно мне другой?
— Это всё Френсин, — начал оправдываться Гаррет. — У нас с детства порядок: я мою посуду, она вытирает. Но плохо вытирает.
У Буна не было времени выслушивать про детство близнецов.
— Ладно, давай пить уже, — он поднял новый стакан и, забыв предыдущий тост, замогильным голосом провозгласил: — За любовь.
За это Джеймс выпил до дна. Бун только пригубил — хотел остаться трезвым. Когда Гаррет свалился под стойку, Бун помчался разыскивать Фисто. В первой комнате он увидел клиента с проституткой и сразу же закрыл дверь. В соседней его ждало зрелище ещё хуже — клиентка и двое мужчин-проституток. В третьей спала Френсин Гаррет, без костюма и парика она была вылитый Джеймс. Пока Бун бегал по комнатам, прошёл ещё час. Наконец в самой дальней комнате нашёлся сексбот и немедленно направился к Буну.
— Фисто запрограммирован для вашего удовольствия.
— Отставить, — велел Бун, вспомнив армейские дни и пытаясь имитировать тон командира. Но Фисто не понимал таких команд, и система распознавания голоса истолковала это как «вставить».
Несколько часов Бун боролся с Фисто, пока у того не сел аккумулятор. Когда измотанный снайпер, весь в мыле, выбирался через чёрный ход из «Атомного ковбоя», таща на спине груду железа, его лицо было выразительным, как никогда. А ведь ему ещё предстояли танцы, на которые он уже опаздывал.
— Ты гляди, чего делает, — выкрикнул кто-то у Буна за спиной, когда он уже выбрался из Фрисайда и волок Фисто к заброшенному офису. — Вон, вон идёт, извращенец!
— Робота где-то скрал и развратничать с ним собирается! Поганец!
— У-у, дегенерат! А ещё очки одел!
Бун обернулся и увидел трёх разъярённых старух в розовых платьях, вооружённых скалками. Они мчались прямиком к нему. Пришлось сгрузить Фисто на землю и дать отпор странным врагам. Потасовка заняла некоторое время. Когда он разобрался со старухами, то с ужасом обнаружил, что Фисто исчез. Видимо, его аккумулятор всё-таки не до конца сел, и самостоятельный робот ушёл.
В здании «Сирулиен Роботикс» не горел свет. Бун крался по тёмным коридорам, вздрагивая от каждого шороха, но был полон решимости довести дело до конца. Времени до танцев оставалось совсем мало, и хотя сил на них не осталось вообще, Бун не мог нарушить данное Веронике обещание.
В очередном цехе робота не нашлось, зато в углу стояла камера из-под него. Бун задумчиво подошёл к ней, гадая, каковы шансы, что Фисто придёт сюда. Он так устал, что ничего не соображал, и зачем-то вошёл в камеру. Круглая дверь тут же выехала и закрылась за ним.
— Проклятье, — шёпотом сказал Бун. Он начал шарить руками по внутренним стенкам камеры, пытаясь найти кнопку открытия двери, но кнопка осталась снаружи. В отчаянии он завопил и застучал в стенку, крича: — Помогите, кто-нибудь! Вытащите меня отсюда!
Он прислушался, пытаясь различить снаружи хоть размеренные механические шаги Фисто. Но в старом офисе стояла мёртвая тишина. Поняв, что он может остаться в камере ещё очень, очень надолго, Бун похолодел и сполз по стенке на пол, комкая в руке берет и думая о разном: куда же ушёл Фисто и догадается ли Вероника, что он попал в беду, а не просто удрал, не желая идти с ней на танцы.

2014-10-06 в 00:22 

Shirogane no Kuu
Импозантный импотент исследует искусство инсталляции
Вероника 16 kill
101ая/ый/ое 12
Бутч 8
Курьер 10
Принцесса 10
Фисто 12 save
Джерико 6
Бун 10
Генерал Циньвэй 10
Близнецы Гаррет 6

Вероника тщательно накрасила губы ярко-красной помадой и придирчиво оглядела свое отражение в зеркале. Конечно, новое платье в подметки не годилось старому, из кремового шелка, с широким бархатным поясом и пышным подъюбником, но выглядело недурно. Платье было ярко-розовым в зеленый горох и довольно миленьким. Возможно, богатенькие дамочки и прочие завсегдатаи казино Нью-Вегаса сочли бы его излишне скромным, но у Вероники попросту не имелось других альтернатив. Она могла пойти на танцы в силовой броне Братства Стали или рясе писца, но в таком виде ее бы выставили из любого мало-мальски приличного заведения, не говоря уже об элитном Ультра-Люксе.
— Привет, Бун. Отлично выглядишь сегодня, — сказала Вероника, подмигивая отражению. — Нет, не так. Привет, Крейг. Я рада, что ты пришел. Пошли танцевать.
Прорепетировав приветственную речь еще несколько раз, Вероника напоследок оглядела себя со всех сторон, поправила приколотую к груди брошь-ромашку, одолженную у Лили, и вышла из ванной комнаты. На часах было без пятнадцати семь. Вероника неторопливо спустилась на первый этаж. Здание Ультра-Люкс располагалось неподалеку от башни Лаки 38. Весь путь занимал меньше пяти минут, но Вероника хотела прийти пораньше и заказать виски с ядер-колой для храбрости. Раньше она никогда не ходила на свидания, и это ее немного нервировало. С Кристин все было по-другому. До Буна Веронику не интересовали мужчины, но, когда она увидела серьезного и немногословного снайпера, внутри нее что-то перевернулось.
Взволнованная, она вошла в роскошный вестибюль отеля-казино Ультра-Люкс и направилась прямиком в танцевальный зал, огромную комнату с отполированным до блеска паркетом. На сцене, освещенной разноцветными огоньками, играл самый настоящий джазовый оркестр. Разодетые в пух и прах дамы распивали шампанское, а их кавалеры, облаченные в смокинги, курили сигары. Вероника несколько оробела от такой изысканной обстановки. Ей начало казаться, что присутствующие неодобрительно косятся на ее скромное платье и стоптанные туфли. С туфлями Вероника возилась долго, закрашивая черной краской особо потертые места. Еще несколько минут назад она была уверена, что они стали выглядеть намного лучше, чем до этого, но от пронзительных взглядов великосветских львиц не могла скрыться даже самая незначительная деталь.
Вероника подошла к барной стойке и заказала виски. Покончив с первым стаканом, она принялась за второй.
Прошел почти час, Вероника опустошила пять стаканов, а Бун все не шел. Девушка окончательно упала духом. На глаза ее навернулись слезы, но она запрокинула голову и поглядела в высокий потолок, украшенный мраморной лепниной. Она не хотела, чтобы кто-то видел ее унижение. Расплатившись с барменом, Вероника вышла из отеля. Снаружи было по-вечернему свежо. По улице прогуливались парочки, на мраморном парапете фонтана лихо отплясывали полуголые солдаты НКР.
Вероника всхлипнула и наконец-то дала волю слезам, остро чувствуя одиночество.
— Ишь, как вырядилась. Проститутка, наверное.
— И не здоровается даже. Наркоманка.
— Ну и молодежь пошла. Вот в наше время все было по-другому.
Вероника обернулась и увидела сидящих на лавочке пожилых леди. Все три имели какой-то побитый, жалкий вид.
— А этот, в красном берете, совсем извращенец.
Вероника заинтересованно прислушалась. Во всем Нью-Вегасе красный берет первого разведбата носил только Бун.
— Насильник! — воинственно потрясая кулаком, сказала леди, сидящая в центре. — Чего с роботом учудить хотел. Славно мы его скалками отходили. Будет потом знать, как своими извращениями заниматься.
Вероника похолодела. Неужели на Буна напали эти три милые старушки? И почему они называли его извращенцем и насильником?
— Простите, — сказала она, подходя к лавочке, — вы не видели моего друга? Он высокий, носит белую футболку, форменные штаны, военные ботинки и красный берет.
— Как же, видели сегодня. Возле «Сирулиен роботикс», — фыркнула правая старушка. — Тащил робота, явно замышляя что-то нехорошее. Тебе, милочка, стоит лучше выбирать приятелей.
Вероника подобрала подол платья и побежала. С Буном случилось что-то нехорошее, она чувствовала это!
— Как не терпится хахаля увидеть! — донеслось ей в спину.
Во Фрисайде было темно и довольно жутко. Вероника уже не раз обозвала себя дурой. Повинуясь глупому порыву, она покинула безопасный Стрип в одном лишь платье и без оружия. О чем она только думала? Если на нее нападут уличные бандиты, она едва ли сможет дать достойный отпор.
Добежав до заброшенного здания «Сирулиен роботикс», Вероника остановилась и отдышалась. Там и тут валялось бетонное крошево, осколки стекла, кое-где виднелись капли крови. Чувствуя пробежавший по спине холодок, Вероника решительно вздернула подбородок и вошла в сумрачный вестибюль. Из кучи мусора, лежащей возле двери, она вытянула обломок арматуры и крепко сжала.
— Крейг! Ты тут? — негромко позвала она.
Обмирая от страха и тревоги, она медленно шла по темному коридору, по обе стороны которого тянулись двери в офисы. Наконец, офисы закончились, и Вероника очутилась в сборочном цехе.
— Крейг! — вновь позвала она, но ответом было ей лишь шуршание лапок радтаракана, порскнувшего в угол.
Вероника вздохнула. Обойдя почти все здание «Сирулиен роботикс», она отчаялась найти Буна. Вдруг ее внимание привлекла камера из-под протектерона. Внутри нее кто-то находился, и это был не робот. Вероника подошла к дверце из сверхпрочного стекла и заглянула внутрь. На полу, свернувшись в позе эмбриона, лежал Бун. Судя по всему, он находился без сознания.
— Ох, Крейг. Подожди, я сейчас тебя вытащу.
Вероника подбежала к приборной панели и нажала на кнопку. Дверь камеры мягко отъехала в сторону. Вероника склонилась над Буном, пытаясь нащупать на шее пульс.
— Ну же, Крейг, вставай, — она потормошила его за плечо, но Бун все еще находился в отключке.
Внезапно за спиной Вероники послышалось шуршание. Она обернулась и сощурила глаза, пытаясь вглядеться в темноту.
— Кто здесь? — подрагивающим голосом спросила она.
— Фисто, мадам. Я создан, чтобы дарить наслаждение.
Назвавшийся Фисто вышел навстречу перепуганной Веронике, и она узнала в нем мерзкого робота, испортившего прекрасное шелковое платье.
Вероника очень рассердилась. Она вскочила и замахнулась железным прутом, но Фисто перехватил ее руку.
— Пожалуйста, встаньте в позицию, — сказал он, притягивая Веронику за талию.
Давление было настолько сильным, что Вероника застонала от боли. Она затрепыхалась, словно касадор, угодивший в охотничьи силки, но не смогла вырваться из железных объятий.
Щуп робота приподнял подол платья и погладил ее гладкое белое бедро.
— Крейг, помоги! — изо всех сил выкрикнула она.
Но Бун не слышал криков. Он продолжал лежать на полу, равнодушный к происходящему.

2014-10-06 в 02:06 

daburumcola
Вероника 18 save
101ая/ый/ое 12
Бутч 8
Курьер 10
Принцесса 10
Фисто 12
Джерико 6
Бун 8 kill
Генерал Циньвэй 10
Близнецы Гаррет 6

Бун пришёл в себя. Сильно болела голова, как будто он долго спал в душном помещении. Последнее, что он помнил, было то, как за ним закрылась дверь камеры, а вскоре он потерял сознание от нехватки воздуха. Теперь он лежал на полу рядом с камерой, кто-то открыл дверь, но кто бы ни оказал ему услугу, его уже не было рядом. Бун лежал на полу совершенно один.
Вдруг его осенило, что он давно должен быть с Вероникой на танцах. Бун посмотрел на часы и понял, что время вышло: он провалялся без сознания на полу в «Сирулиен Роботикс» почти всю ночь. Когда он выбрался из здания, тёмное небо на горизонте уже подсвечивалось красным, нелюбимым цветом Буна. Ощутив тревогу, он поспешил в «Лаки 38», чтобы всё объяснить Веронике и принести свои извинения.
По дороге он заскочил в «Атомный ковбой», где по ночам дежурила Френсин Гаррет, чтобы стребовать с неё денег за отгрузку Фисто и на эти деньги купить Веронике какой-нибудь подарок. Френсин встретила его неприветливо.
— Когда ты уже избавишься от проклятого робота, мистер Бун? — зашипела она. — Тебе что, деньги не нужны?
— Но я же... ведь я уже... — промямлил Бун, холодея от ужасной догадки. Значит, пока он застрял в «Сирулиен Роботикс», чёртов сексбот, как бумеранг, вернулся к своему хозяину. Френсин непонимающе подняла тонкие брови, и Бун махнул рукой.
— Неважно, — сказал он, вновь становясь невозмутимым. — Я разберусь с этим. Но не сегодня, сегодня мне надо разобраться с одним... э-э, личным делом. Только сначала выпить надо, да.
Френсин хотела послать его куда подальше, но многолетняя привычка думать в первую очередь о доходе взяла верх, и, выбрав самый грязный стакан, она налила Буну виски на два пальца, содрав с него за это крышек, как за бутылку. Бун не спорил. Всё равно он мысленно решил, что посещает «Атомный ковбой» в последний раз. К чёрту этих Гарретов, и к чёрту Фисто, больше он к этой штуке за милю не подойдёт.
Пропив все свои деньги, Бун решил, что готов к объяснению с Вероникой, и отправился в «Лаки 38». Утром президентский люкс был вполне тихим и спокойным местом, даже Мойра Браун с озёрником мирно спали на кровати размера King Size. Озёрник одной рукой обнимал Мойру, а в другой держал чахлый букетик цветов паслёна, с которым не расставался уже несколько дней. Бун почесал в затылке, аккуратно высвободил букетик из лапы спящего озёрника, прикидывая, легче или тяжелее станет объяснение, если подарить его Веронике. Так ничего и не решив, он заглянул в другую комнату.
Там он застал ещё более идиллическую картину. На широком диване, подобрав под себя босые ноги, сидела Вероника, как никогда прекрасная в платье, и держала перед собой потрёпанную довоенную книжку, которую она читала вслух:
— ...я взял топор и взломал дверь, причем постарался изрубить ее посильнее; принес поросенка, подтащил его поближе к столу, перерубил ему шею топором и положил его на землю, чтобы вытекла кровь (я говорю: «на землю», потому что в хибарке не было дощатого пола, а просто земля — твердая, сильно утоптанная). Ну, потом я взял старый мешок, наложил в него больших камней, сколько мог снести, и поволок его от убитого поросенка к дверям, а потом по лесу к реке и бросил в воду; он пошел ко дну и скрылся из виду. Сразу бросалось в глаза, что здесь что-то тащили по земле. Мне очень хотелось, чтобы тут был Том Сойер: я знал, что таким делом он заинтересуется...
В ногах у неё лежал, свернувшись калачиком, этот злобный мальчишка, Мак-Криди, и спал с безмятежной улыбкой на лице — очевидно, книга, которую читала ему Вероника, подействовала лучше всякой колыбельной.
— Что это? — изумлённо спросил Бун. Вероника подняла глаза от книги и, заметив его, нахмурилась.
— «Приключения Гекльберри Финна», — сухо пояснила она. Бун помотал головой.
— Нет, я имею в виду... Я думал, мы собирались на танцы...
— В самом деле? — Вероника обиженно поджала губы. — Ну да, собирались. Прошлым вечером.
Она отложила книгу, осторожно приподняла спящего Мак-Криди, переложила его голову со своих колен на подушку, встала и пошла мимо Буна так, будто он для неё не существовал. Бун поспешил за ней в коридор, прикрыв дверь.
— Слушай, я понимаю, у тебя есть полное право злиться на меня, но дай хотя бы объяснить, где я был...
— Я знаю, где ты был, — отчеканила Вероника.
— Знаешь? Откуда?
— Потому что я тоже там была. И не только я, а ещё этот мерзкий робот! Если бы Мак-Криди не страдал бессонницей и случайно не набрёл на здание, где я разыскивала тебя, сексбот бы меня изнасиловал. А ты просто валялся на полу, не реагируя на мои крики о помощи!
— Но ведь я был без сознания, — резонно возразил Бун. — И всё кончилось хорошо.
Вероника открыла рот, намереваясь что-то резкое ответить, но так и закрыла его, ничего не сказав, только рукой махнула. Неудачный вечер и странная ночь отняли у неё много сил, чтобы ещё препираться после этого с Буном.
— Я иду спать, — сказала она, направляясь в единственную оставшуюся свободную комнату с кроватью. Даже без вопросов было ясно, что она не позволит Буну присоединиться, и придётся ему отдыхать либо с Мак-Криди, либо с Мойрой и озёрником — ни одна из перспектив не прельщала.
— Ладно, — согласился Бун, у него тоже не осталось сил спорить. — Только одна вещь.
— Ну что ещё?
— Это платье. Оно очень красивое, и тебе идёт.
Хотя Вероника понимала, что он сказал это, скорее всего, чтобы загладить вину, в душе она была полностью согласна с Буном и не сдержала улыбки.
— Спасибо. Может, когда-нибудь ты всё-таки сводишь меня в нём на танцы, — сказала она, но дверь за собой всё же плотно закрыла. Бун вздохнул и поплёлся возвращать букет озёрнику.

2014-10-06 в 13:29 

Shirogane no Kuu
Импозантный импотент исследует искусство инсталляции
Вероника 18
101ая/ый/ое 12
Бутч 8
Курьер 8 kill
Принцесса 10
Фисто 12
Джерико 6
Бун 8
Генерал Циньвэй 10
Близнецы Гаррет 8 save

Чего-то мне стыдно за написанное, лол

Френсин Гаррет проснулась в дурном настроении. В последнее время оно редко, когда бывало хорошим. И все из-за этого чертового сексбота. Кто знал, что Джеймс к нему так привяжется? Френсин чувствовала упадок сил и как никогда близко находилась к депрессии. Ей не хотелось покидать теплую, уютную постель. Внизу ее ждали непроверенные расходные сметы, отчеты и прочая бухгалтерия, которой она обычно занималась с удовольствием, находя в колонках цифр нечто успокаивающее, но не в этот раз. Если бы не встреча с коллекторами, собравшими несколько тысяч крышек с должников, Френсин предпочла провести день в кровати. Джеймс мог справиться один, но финансовую сторону вопроса он обычно доверял сестре, а сам занимался переговорами и управлением персоналом.
Нехотя встав с постели и приведя себя в порядок, Френсин вышла из спальни, миновала длинный коридор и очутилась на лестничной площадке. Вдруг она зацепилась каблуком о ступеньку, покачнулась и покатилась кувырком.
Джеймс, находившийся на первом этаже, услышал шум и подбежал к лестнице. Увидев неподвижно лежащую на полу Френсин, он страшно перепугался.
— Френсин! Ты в порядке? — обеспокоенно спросил он, склоняясь над сестрой.
Та пошевелилась и слабо застонала.
— Кажется, я подвернула лодыжку. Надо позвать доктора.
— Не шевелись, — строгим голосом приказал Джеймс. — Сейчас я посмотрю.
Морщась от боли, Френсин вытянула ногу. Джеймс аккуратно дотронулся до щиколотки.
— Больно?
Френсин кивнула. Джеймс провел рукой чуть выше.
— А здесь? — спросил он, поглаживая голень.
Сестра снова кивнула. Джеймс приподнял подол деловой юбки и потрогал колено.
— Тут? — голос Джеймса дрогнул и прозвучал чуть ниже, чем обычно.
Колено Френсин, обтянутое шелковым чулком, было теплым и приятно гладким. Джеймс вдруг вспомнил подростковые игры в доктора, когда не отличавшаяся покорностью Френсин ложилась перед ним и позволяла делать все, что угодно, и смутился. Они давно не занимались этим.
Немного помедлив, рука Джеймса скользнула выше. Френсин чуть развела колени в стороны. Джеймс оттянул широкую кружевную резинку чулка и погладил нежную, бархатистую внутреннюю поверхность бедра.
— Здесь не должно болеть, — сказал он с некоторым сомнением.
Френсин ничего не ответила. Джеймс склонился чуть ниже, вдыхая аромат дорогого туалетного мыла, и закусил губу. Френсин обхватила его за шею, притягивая к себе. Их лица находились настолько близко, что соприкасались кончиками носов.
— Эй, я слышал, что нужно разобраться с сексботом. Бун не может, поэтому я подменю его…
Курьер запнулся на полуслове и замер, таращась на лежащую на полу Френсин и ее братца, рука которого находилась где-то под сестринской юбкой. Френсин резко разжала объятия, отпуская шею Джеймса. Тот дернул руку, но зацепился запонками за резинку чулка. Вся эта возня выглядела настолько подозрительно, что Курьер растерялся еще больше.
Близнецы одарили его одинаковыми убийственными взглядами.
— Вижу, вы тут заняты. Я зайду позже, — скороговоркой выпалил он и бросился к выходу.
Френсин досадливо поморщилась. Момент был безнадежно испорчен.
— Он говорил про сексбота… — начал Джеймс, но Френсин его прервала.
— Наверное, перепутал что-то, — торопливо сказала она.
Джеймс кивнул, удовлетворенный ответом.
— Сейчас я отнесу тебя в постель и позову врача.
Френсин заскрежетала зубами. Ну что за день? Мало того, что лодыжку подвернула, так еще и осталась без секса на неопределенно долгое время. Джеймс отличался какой-то мальчишеской застенчивостью и неуклюжестью, поэтому чтобы расшевелить его, требовался подходящий момент и уйма усилий. Еще этот идиот Курьер…
«Разберусь с ублюдком чуть позже», — решила она.

2014-10-06 в 22:05 

daburumcola
Вероника 18
101ая/ый/ое 12
Бутч 8
Курьер 8
Принцесса 12 save
Фисто 12
Джерико 4 kill
Бун 8
Генерал Циньвэй 10
Близнецы Гаррет 8

по-хорошему сейв-килл нужно бы поставить наоборот, но раз уж мы начали убивать Джерико, логичнее будет отправить Принцессу в люкс к Эр-Джею, ящетаю :gigi:

После приключения в тоннелях Принцесса сильно изменилась. Она по-прежнему задирала нос и пыталась брать со всеми командный тон, но уже не боялась Мак-Криди, как будто путешествие в пещеру болотников сделало их равными, чуть ли не командовала им.
— Фу, гадость какая, — с отвращением сказала она, увидев, что на голодисках. — Это всё надо выкинуть.
— Охренела? — возмутился Мак-Криди и по привычке прописал ей в нос, но Принцесса вконец распоясалась, и это старое испытанное средство уже не помогало. Проще было бы согласиться и тихо припрятать голодиски, как делают многие взрослые мужчины, но Мак-Криди не был взрослым, лицемерие было ему чуждо. Он продолжал с увлечением крутить старые плёнки, не обращая на Принцессу никакого внимания.
А она только и думала, как бы этого внимания добиться.
Тем временем Джерико в Мегатонне восстанавливался после неудачи. Потерю оружия и ценных вещей он переживал не так остро, как потерю любимых плёнок. Голодиски с фильмами для взрослых на пустоши попадались так же редко, как квантовая ядер-кола, и столь же ценились в кругах определённых извращенцев.
Он спрашивал всех караванщиков, проходивших через Мегатонну, но ни Ворон, ни Док Хофф не торговали голодисками, а тем более с порнухой. Чокнутый Вольфганг предложил на замену какой-то подозрительный дрочильный аппарат, который выглядел так, словно его собирала Мойра Браун (и, кто знает, может, так оно и было?).
Но Мойра куда-то исчезла со Столичной Пустоши, спросить у неё Джерико не мог, а рисковать с подозрительной штуковиной не хотел. Так он и мучился от фрустрации, пока случайно не увидел в очередной партии товара Счастливчика Харрита своё оружие.
— Где ты его взял? — накинулся он на торговца.
— Полегче, я его купил. Это пустошь, приятель. Оставляешь что-то без присмотра — не жди, что ему не приделают ноги, ты же знаешь, как это бывает.
— Да знаю, знаю, — отмахнулся Джерико. — А скажи-ка, у тех, кто тебе его продал, ты больше ничего не покупал? Ну, там, плёнок каких с фильмами... м?
Он пристально уставился на торговца, чтобы быть уверенным, что тот скажет правду, но Харрит выглядел так, словно искренне не понимал, о чём речь.
— Нет у меня никаких фильмов. Только оружие и боеприпасы.
— Ну хорошо, а где ты купил мою пушку?
— Да рядом с Лэмплайтом, там, где дети в пещерах живут. И не верь тому, кто говорит, что они торговаться не умеют... Тот мелкий шкет, что сбагрил мне ружьё, запросил втридорога, поэтому и я на меньше не соглашусь!
— Заплачу вдвое того, что ты отдал ему, если расскажешь, где эти пещеры, — решительно сказал Джерико.
Теперь всё стало ясно: пока он лежал в отключке, какие-то детишки растащили его барахло. Старый рейдер направился в Лэмплайт, готовый показать маленьким поганцам, что бывает с теми, кто тащит у взрослых их игрушки.
Пейзаж у входа в пещеры тоже напоминал старый фильм, только не порно, а хоррор. Заброшенный лагерь и тусклые лампочки, развешенные над входом, в сочетании с весёлым улыбающимся кротом создавали жуткое впечатление. Неподалёку от двери, отделяющей тоннель от пустоши, сидела мрачная девчонка в грязно-розовом платье и палкой ковыряла землю, выводя «П + Р». Услышав, что кто-то идёт, она подняла голову и заметила Джерико. На её лице отразился ужас узнавания.
— Здравствуй, девочка, — сказал старый бандит и улыбнулся, показав кривые жёлтые зубы курильщика.
Принцесса завизжала и сорвалась с места, убегая в тоннель.

2014-10-30 в 15:30 

Shirogane no Kuu
Импозантный импотент исследует искусство инсталляции
Вероника 18
101ая/ый/ое 12
Бутч 8
Курьер 8
Принцесса 14 save
Фисто 12
Джерико 2 kill
Бун 8
Генерал Циньвэй 10
Близнецы Гаррет 8

Чумазая пигалица, завывая, как сирена ядерной тревоги, унеслась прочь, сверкая пятками. Ну ничего, это дело поправимое. Джерико любовно погладил прицепленные к поясу светошумовые гранаты и ухмыльнулся еще шире. Он неплохо подготовился к штурму Литтл-Лэмплайта. Не смотря на рейдерское прошлое, Джерико был не настолько жесток, чтобы перестрелять мелких засранцев к чертовой бабушке, но они здорово его выбесили и заслуживали наказания. Никто не смел трогать его платиновую коллекцию голодисков, среди которых были настоящие шедевры киноиндустрии: «Кончало. Сон во сне», «Ходячие елдецы», «Сексолярис», «Хуй со шрамом» и конечно же «Трахико: самый горячий друг». Для того, чтобы заполучить «Трахико», Джерико пришлось ошиваться в злачнейших местах Столичной пустоши, выполняя тонны грязной работенки. Впрочем, кино того стоило. Джерико не терпелось вновь почувствовать приятную тяжесть хромированного корпуса голодиска, нежно провести кончиками пальцев по выцветшей этикетке, дотронуться до сокровенного пленочного нутра.
«О, да, детка», — сладострастно подумал Джерико и зашагал к зияющему чернотой входу, над которым висел плакат с паскудным кротом, явно задумавшим что-то нехорошее.
Джерико, почувствовав в кроте молчаливого сообщника, подмигнул плакату и принялся вдохновленно насвистывать.
Внутри оказалась еще более жутко, чем снаружи. Джерико крепко сжал заряженный солью дробовик. Глаза, потихоньку привыкавшие к сумраку, сумели разглядеть прочные железные ворота, обмотанные поверху колючей проволокой. Выглядело это очень сурово, словно за воротами жили не детишки, а китайские шпионы.
Джерико прищурился, но не заметил выставленного караула. Смотровая площадка пустовала. Он неспешно приблизился к воротам и принялся искать наиболее уязвимое место, чтобы заложить взрывчатку.
Спустя четверть часа прогрохотал взрыв, и часть стены обвалилась. Джерико беспрепятственно вошел внутрь. Дети, завидев его, бросались врассыпную, слишком перепуганные, чтобы пытаться оказать сопротивление. Кое-кто постарше хватался за оружие, плохенькие винтовки, стрелявшие через раз, и мелкокалиберные пистолеты, но Джерико был проворнее и угощал наглецов порциями соли.
Обыскав каждую хижину, Джерико не нашел ничего ценного. Либо голодиски хранились в более надежном месте, либо Счастливчик Харрит его наебал. Мысль о том, что его развели, как последнего лоха, выбесила Джерико еще сильнее. Он грязно выругался и зашагал вглубь городка. Вдалеке виднелось здание, чуть более крепкое, чем жалкие жилые лачуги. Джерико решил, что это нечто вроде административного корпуса, и в его душе блеснул лучик надежды.
Подойти к зданию ему не удалось. В воздухе прострекотала автоматная очередь. Джерико проворно пригнулся и перекатился в сторону, спрятавшись за каменной грядой с одиноким сморщенным глубинным грибом.
— Если не уберешься отсюда, отстрелю твою тупую башку на хуй, ебанная верзила! — прокричал высокий мальчишеский голос.
Джерико осторожно выглянул из-за гряды. В распахнутом окне он заметил очертания низкорослой фигуры, держащей автомат. Джерико оторвал чеку и метнул гранату в окно. Мелькнула ослепительно яркая вспышка. Любой, кто находился в здании, должен был повалиться на пол в полнейшей дезориентации. Джерико подбежал к двери и навалился всем весом, но та не поддалась, забаррикадированная изнутри.
— Я слишком стар для этого дерьма, — решил он и залез в окно.
В просторной комнате там и тут валялись оглушенные дети. На стене висела доска с дурашливо нарисованным рейдером. Старый дребезжащий проектор отображал слайд с текстом: «Верзилы — наши враги. Краткий курс молодого бойца. Слабые и сильные стороны верзил. Фильмы для взрослых как инструмент давления».
Пнув разметавшегося на полу мальца, пальцы которого все еще крепко сжимали приклад автомата, Джерико подошел к столу. Волна радости окатила его с ног и до головы — голодиски, целые и невредимые, лежали на побитой жизнью столешнице.
— Трахико! — умилился рейдер.
Вдруг он услышал шорох позади себя и обернулся. Что-то грязно-розовое мелькнуло перед его глазами, а потом спряталось за спиной и огрело со всей дури по затылку.
— Ах ты падла, — пробормотал Джерико, медленно заваливаясь на бок.
Перед его глазами сгущалась черная пелена.
— Сам такой, — обиженно ответила темнота тоненьким девчоночьим голосом.
Это было последнее, что услышал Джерико, прежде чем провалился в омут беспамятства.

2014-11-04 в 18:33 

daburumcola
Вероника 18
101ая/ый/ое 12
Бутч 8
Курьер 8
Принцесса 14
Фисто 10 kill
Джерико 2
Бун 8
Генерал Циньвэй 10
Близнецы Гаррет 10 save

Джеймс Гаррет с детства уяснил, что важнее семьи нет ничего, а самой важной в семье для него была, конечно, сестра. Френсин родилась всего на несколько минут раньше, но этого оказалось достаточно, чтобы на всю жизнь стать первой во всём. И хотя на вид близнецы были равны в правах и обязанностях, в действительности же Френсин нередко помыкала братом-близнецом, раздавая указания и команды. Даже «Атомный ковбой», их совместное предприятие, был, в сущности, её идеей — именно она в своё время убедила Джеймса, что бар Фрисайду нужнее, чем магазин товаров для взрослых.
Личной жизни у Джеймса не было никакой. Все девушки, с которыми он пытался встречаться, долго ждали, когда он проявит инициативу, а потом вдруг исчезали куда-то при таинственных обстоятельствах. Да ему и самому было проще в компании сестры, понимавшей его с полуслова, чем с какими-то чужими девицами. Только «играть в доктора», как в детстве, он теперь с ней стеснялся, а удовлетворять свои потребности как-то было необходимо.

Но вот однажды — благодаря Курьеру — к нему попал сексбот, Фисто.
Джеймс сразу понял, что именно этого ему не хватало всю жизнь: молчаливого, исполнительного механического любовника, который не пытался помыкать им, но и со своей стороны не нуждался ни в какой стимуляции, достаточно было нажать на кнопку.
Короче, всё шло идеально, пока однажды Френсин не подвернула ногу, и ему пришлось работать целый день, а на следующий, когда Джеймс собирался весело провести время с Фисто, в «Атомный ковбой» снова заявился Курьер.

— Слушай, одолжи мне Фисто, — с места в карьер попросил он Джеймса. — Важное дело. Я заплачу.
— Одолжить Фисто? — Гаррет растерялся — с одной стороны, он не умел отказывать, особенно когда речь шла о выгоде для казино. Френсин уже не раз намекала, что счастлива будет продать робота, особенно после того, как Фисто заклинило, и он растрахал игровой автомат. Возбуждённые игроки моментально слетелись и собрали все выпавшие крышки, заведение понесло огромные убытки.
— Да, одолжить. Понимаешь, я тут... провожу исследования. Самостоятельность искусственных личностей, всё в таком духе. Нужен действующий послушный робот. Чёртов Йес-мэн совсем распоясался...
— Но дело в том, что сексбот... он важен для казино, понимаешь? Что, если появятся особые клиенты... Эти проклятые робофетишисты такие нетерпеливые, что я им скажу — вчера у меня был робот, а сегодня нет, извините?
— Три тысячи крышек за три дня, — Курьер поднял с пола тяжеленный мешок с крышками и грохнул его на стойку. Посетители «Атомного ковбоя» обернулись на звук, Джеймс зашикал на Курьера и принялся украдкой пересчитывать крышки. Наконец он тяжело вздохнул.
— Чёрт с тобой, забирай... но через три дня я жду своего робота, в смысле, нашего общего робота, Фисто почти как работник казино, то есть...
— Да понял я, понял, — Курьер закатил глаза.

Джеймс Гаррет провёл его в свою комнату и долго возился с замками. Наконец дверь открылась, и они с Курьером зашли.
— Хозяин вернулся! — радостно прогудел Фисто.
— Пойдёшь с этим человеком, выполнять все его указания — сурово велел Гаррет, указывая на Курьера. Но от того не укрылось, как Джеймс заложил руки за спину, словно тем самым удерживался, чтобы не обнять сексбота на прощание. На всякий случай Курьер пропустил Фисто вперёд, не желая поворачиваться к нему спиной.
— Топай вперёд, — сказал он. — И чтобы никаких мне «займите позицию».
— Фисто готов выполнять ваши указания, сэр, — согласился робот.
Закрыв за Фисто и Курьером дверь, Джеймс ничком упал на кровать, обнял подушку и зарылся в неё лицом. Курьер не славился аккуратным обращением с техникой, и душа у Гаррета болела за отданного в аренду сексбота. Но он понимал, что поступил правильно, и утешал себя мыслью о том, как обрадуется Френсин солидной прибыли.

Тем временем Курьер и Фисто спустились на первый этаж и прошли по коридору, ведущему к задней двери. У выхода Курьер приказал Фисто остановиться — их ждали. Из тени вышла Френсин Гаррет, как всегда элегантная в своём деловом костюме, но немного согнувшаяся под грузом двух тяжёлых мешков.
— Вот, — сказала она, бросив их к ногах Курьера, и с облегчением выдохнула. — Твои три тысячи и ещё три за работу. А теперь забери эту чёртову штуковину отсюда, и чтобы я больше никогда её не видела.
— Приятно иметь с вами дело, мэм, — ухмыльнулся Курьер, а затем пнул Фисто в направлении мешков. — Ну-ка, робот, помоги мне отнести эти мешки в башню.

2014-11-08 в 21:49 

Shirogane no Kuu
Импозантный импотент исследует искусство инсталляции
Вероника 18
101ая/ый/ое 12
Бутч 8
Курьер 6 kill
Принцесса 14
Фисто 12 save
Джерико 2
Бун 8
Генерал Циньвэй 10
Близнецы Гаррет 10

Курьер посмотрел на переведенного в режим сна Фисто и почесал затылок. Как поступить с сексботом, Курьер даже не представлял и очень рассчитывал на помощь боевых товарищей. Те надежд не оправдали и, найдя самые разнообразные отговорки, смылись один за другим. Бун и Вероника, прихватив парочку одеял, зонтик и корзинку с едой, отправились на пикник. В последнее время они стали очень дружны. Не знай Курьер о предпочтениях Вероники, то решил бы, что у нее и Буна начался роман. Аркейд был слишком занят подготовкой очередного выпуска «Пусть говорят в Мохаве», Лили участвовала в съемках «Давай поженимся», Кэсс ушла на встречу общества анонимных алкоголиков, а Рауль еще со вчерашнего вечера возился с ремонтом игрового автомата, растраханного Фисто. Оставались еще Рекс и ЭД-Э, но те вряд ли бы поделились идеями насчет сексбота. Френсин пожелала покончить с Фисто раз и навсегда, хотя тот приносил заведению неплохую прибыль. Отчего она так захотела, Курьер не знал, да и особо не любопытствовал. Застукав Джеймса Гаррета с рукой, просунутой между ног сестры, он решил вообще ни о чем не спрашивать. Какая разница, чем там Гарреты занимались друг с другом? Френсин неплохо заплатила, в том числе и за молчание, и Курьера такое положение вещей вполне устраивало.
Прошло несколько часов, и Курьеру надоело гипнотизировать взглядом мирно мигающего зеленой лампочкой Фисто. Он вышел в коридор и постучался в комнату Мойры Браун. Дверь открылась не сразу, а когда открылась, то коридор наполнился едкими клубами дыма. Курьер поперхнулся и зашелся в приступе кашля.
— Привет-привет! — жизнерадостно поздоровалась Мойра, поправляя на носу защитные очки.
Всклокоченные волосы ее топорщились и торчали во все стороны, а расплывшееся в улыбке лицо покрывали пятна копоти. Выглядела она как настоящая безумная ученая, которую побеспокоили в самый разгар проводимого эксперимента.
Курьер прочистил горло и сказал:
— Здравствуйте, мисс Браун.
— К чему этот официоз? Мы же соседи! Зовите меня просто Мойра.
— Ну что ж, просто Мойра, вас не интересует протектерон?
— Вообще-то нет. В данный момент я занята изготовлением ионизирующей люстры, работающей на радиоактивных изотопах. Это будет великое изобретение, помогающее всем людям, пережившим стрессовое расстройство. Знаете, кто меня вдохновил? Бедняга Мак-Криди. Он так мучается от ПТСР, ночами не спит, а когда засыпает, то кричит во сне. И тут меня осенило! Ему необходимо пройти курс физиотерапевтического лечения…
— Да-да, все это безумно интересно, — перебил Курьер. — Может, запчасти от протектерона пригодятся в изготовлении люстры?
Мойра задумчиво покусала поросль над верхней губой и вдруг яростно закивала.
— Ну конечно! Если я вмонтирую в корпус робота несколько светодиодных матриц, то он станет фототерапевтическим автоматроном! Гениально! Нужно срочно написать ученым «Большой Горы» и запатентовать мое изобретение!..
Мойра, охваченная невероятным возбуждением, скрылась в недрах захламленной лабораторным оборудованием комнаты. Курьер озадаченно хмыкнул.
Он вернулся в свой люкс и разбудил Фисто.
— Добрый вечер, сэр. Не желаете ли занять позицию? — спросил протектерон, деловито поскрипывая суставами.
— Нет, — раздраженно буркнул Курьер. — Следуй за мной.
Тут он сообразил, что поворачиваться спиной к сексботу не стоит, и приказал идти впереди.
— Топай до комнаты Мойры Браун.
При упоминании Мойры материнская плата Фисто заискрила. Женщина его грез была совсем рядом! Он, ведомый встроенным радаром и любовью, бодро зашагал по коридору, и фаллоимитаторы на его гибких металлических руках раскачивались подобно маятнику судьбы.
Увидев радостно размахивающего розовыми дилдо Фисто, Мойра сначала растерялась, а потом рассердилась.
— Только не этот гадкий робот, — сказала она. — Вместо того чтобы лечить пациентов, он начнет к ним приставать. Я такого не допущу.
— Можно попробовать его перепрошить, — предложил Курьер.
— А если прошивка слетит, и он вновь примется за старое? — засомневалась Мойра.
Будто в подтверждение сказанного Фисто протянул Мойре правый дилдо и страстно прогудел:
— Пожалуйста, займите позицию.
— Ну вот, я же говорила, — досадливо поморщилась Мойра, отодвигаясь от сексбота подальше.
— Я уверен, что у вас все получится, — проникновенно произнес Курьер. — В ином случае мне придется утилизировать робота, а он слишком ценный, чтобы стать грудой металлолома.
Мойра поглядела на Фисто полными укора глазами, но все-таки согласилась.
— Будете мне ассистировать. Я ни за что не останусь наедине с этим железным маньяком, — сказала она напоследок.
Курьер энергично закивал. Вот и проблемой меньше. Мойра Браун сделает всю грязную работу, в то время как Курьер будет потягивать виски и наслаждаться просмотром «Шерляди Холмса и доктора Взадсона». Голодиск он выменял у Мак-Криди за две жвачки и выпуск «Грогнака-варвара», но пока еще не смотрел, оттягивая удовольствие.
На перепрограммирование Фисто ушел весь вечер и часть ночи. Мойра продолжила паять светодиодные матрицы, а Курьер пошел отсыпаться. Утром его разбудила горлопанящая песни Кэсс, которая успела надраться после встречи анонимных алкоголиков. Курьер нехотя поднялся с постели и, почесывая живот, направился в обеденную комнату. Рауль и Лили сидели за роскошным столом из красного полированного дерева, а Аркейд, в надетом поверх белого халата фартуке с надписью «Лучшая хозяюшка 2076 года», раскладывал по тарелкам жареный бекон и яичницу. Ни Бун, ни Вероника так и не вернулись с пикника.
— Они могли попасть в беду, — задумчиво произнес Аркейд, крутя в руках тефлоновую лопатку.
— Да кувыркаются они, зуб даю, — сказала Кэсс. — Похмелиться есть чем?
Бун и Вероника не появились ни днем, ни вечером, ни на следующий день. Аркейд предложил разделиться по двое и отправиться на поиски. Курьер уже было сложил необходимые в дорогу вещи и собрался выходить, как его окликнула Мойра Браун.
— Это невероятно! Чудесно! Восхитительно! — сообщила она. — Вы, как мой ассистент, просто обязаны это увидеть.
— Только недолго. Я должен отыскать пропавших друзей.
Мойра схватила Курьера за руку и втянула в свою захламленную обитель. В расчищенном пятачке посреди комнаты сидел Мак-Криди и облучался зеленым монохромным светом, который испускали сотни светодиодов на корпусе Фисто.
— Вы чувствуете покой и умиротворение. Ваше сердце открыто. Вы стремитесь делать людям добро, — гудел перепрограммированный робот.
— Зеленый цвет — это цвет гармонии и спокойствия. Он благотворно влияет на нервную, сердечно-сосудистую, выделительную системы. Способствует заживлению ран и ссадин, подавляет аллергические реакции, — зашептала Мойра. — Посмотрите на Мак-Криди.
— Я спокоен. Я чувствует радость и умиротворение. Я люблю ебанных верзил, — будто завороженный, говорил он.
Мойра нажала на кнопку пульта дистанционного управление, и зеленый цвет сменился синим.
— Синий — это так называемый женский цвет, — продолжила Мойра менторским тоном. — Благоприятно воздействует на…
— Угу, все ясно. Простите, но я должен идти, — сказал Курьер и повернулся к двери.
Его заплечный мешок сшиб стоящую на столе реторту, та разбилась вдребезги, а Мойра от неожиданности выронила пульт. Курьер случайно наступил на него и нажал кнопку. Синий цвет сменился красным.
— О, нет! Красный — это цвет агрессии, — выкрикнула Мойра, но было поздно.
— Ебанные верзилы! — с нечеловеческим воплем Мак-Криди вскочил со стула и ударил Фисто.
Удар пришелся прямо по центру, где за металлической обшивкой пряталась материнская плата.
— Вы чувствуете… чувствуете… чувствуете… — механический голос Фисто прозвучал с ужасными помехами, но постепенно восстановился. — Спасибо, что заняли позицию. Начинаю манипуляции.
Курьер понял, что дело пахнет жареным. Фисто неумолимо надвигался на Мак-Криди, который пронзительно вопил и, кажется, ничего не соображал. Мойра принялась швыряться в сексбота всем, что попадалось под руку, но тот продолжал двигаться к цели. Ничто не могло помешать бронированной машине любви выполнять свои функции. Курьер вытащил пистолет из кобуры, прицелился и выстрелил.
Фисто замедлился, но продолжал упрямо двигаться вперед. Его и Мак-Криди разделяли считанные дюймы.
— Нееет! — Курьер сделал рывок и повалил брыкающегося и кусающегося Мак-Криди на пол, накрывая собственным телом.
Спустя секунду он почувствовал, как его зада касается нечто подрагивающее и пружинистое.
— Сэр, я создан, чтобы дарить наслаждение, — чувственно сказал Фисто, вытягивая руки.

2014-11-09 в 04:57 

daburumcola
Вероника 16 kill
101ая/ый/ое 12
Бутч 8
Курьер 6
Принцесса 14
Фисто 12
Джерико 2
Бун 10 save
Генерал Циньвэй 10
Близнецы Гаррет 10

Перестав злиться на Буна после неудачной истории с танцами, Вероника решила, что стоит дать ему второй шанс, а ещё — что им обоим не повредит сменить обстановку. В башне и так-то было слишком тесно из-за Курьера с его компанией, а тут ещё добавился Мак-Криди (хоть Вероника и успела по-своему привязаться к нему, матерные выкрики в ночи не добавляли романтики), безумная учёная Мойра Браун, у которой вечно что-то грохотало, бряцало и взрывалось, и булькающий озёрник в ванной. Впрочем, озёрник в последнее время куда-то пропал, но и без него в башне было тесновато.
— Почему бы нам не сходить на пикник? — предложила Вероника. — Сегодня замечательная погода, и на берегу озера Мид должно быть чудесно.
Бун растерялся. В своей жизни он лишь однажды был на пикнике — давным-давно, с Карлой, и вышло не очень весело. Его жена так придирчиво выбирала место для пикника, где не было бы ни грязи, ни мусора, ни других людей, что чуть не завела его в карьер к Когтям Смерти. С другой стороны, подумал он, вряд ли Вероника станет вести себя так же.
— Вдвоём? — на всякий случай спросил он.
— Нет, с Мойрой Браун, — рассмеялась Вероника. — Конечно, вдвоём.
Она уже собрала большую корзину с едой, свёрток одеял и вручила всё это Буну. Сама Вероника тоже не осталась с пустыми руками — она несла большой пляжный зонт, кокетливо закинув его на плечо, наподобие дамского зонтика от солнца. Правда, этот довоенный зонт был очень старый и от солнца защищал весьма локально, потому что время проделало в нём несколько дыр, но Вероника не обращала внимание на такие мелочи.
Погода действительно стояла замечательная, и на берегу озера Мид было чудесно. Если бы не озёрники, которые плескались где-то вдали, и пустые бочки с символами, предупреждающими об угрозе радиации, можно было представить, что они с Буном перенеслись в прошлое и были одной из тех беззаботных парочек, что красовались на плакатах с «Саспариллой». Вероника улыбнулась и достала из корзины две бутылки с газировкой, а Бун расстелил одеяло.
— Места маловато, — сказал Бун, усаживаясь. — Надо, наверное, второе одеяло постелить?..
— Не надо, — Вероника бухнулась рядом, без стеснения прижимаясь к нему бедром. — Вот, поместились, так даже уютнее.
Но только она собралась открыть для них «Саспариллу», как услышала знакомые голоса:
— Гляньте, расположились!
— Теперь уже средь бела дня обжимаются!
— Ещё потрахайтесь тут!
Вероника и Бун обернулись и с досадой увидели уже знакомых старух со скалками. И они явно не были настроены что-то печь.
— Я сейчас, — решительно сказал Бун, поднимаясь на ноги. Он достал ружьё и многозначительно передёрнул затвор. Старухи завизжали и бросились наутёк. Бун мрачно смотрел им вслед.
— Не обращай на них внимания, — вздохнула Вероника. — Иди сюда, «саспарилла» становится тёплой.
Она свинтила крышку и бросила её в озеро. Старухи со скалками, отбежав на приличное расстояние, снова принялись возмущаться и грозить издалека:
— Мерзавка, ещё и мусорит здесь!
— Уберите за собой, свиньи!
— Как не стыдно, загадили весь пляж!
Вероника опешила. На фоне пустых банок и прочего мусора, тут и там разбросанного на берегу, она явно не причинила особого вреда окружающей среде, и её жест был чем-то вроде сентиментального броска монетки в водоём, с тем, чтобы однажды вернуться к нему.
Но вредные старухи так не считали, а Буну это надоело. Он погнался за ними и преследовал их до самого Фрисайда, пока не вспомнил, что оставил свою подругу одну у озера.
Скучая в ожидании Буна, Вероника прикончила большую часть съестных запасов из корзинки, выпила всю газировку и даже установила зонт, но душевного покоя ей это не принесло. Она пожалела, что не взяла с собой алкоголь. К тому же, плохо установленный в песке зонт то и дело падал на неё, из-за чего Вероника ругалась в стиле своего нового друга Мак-Криди.
Наконец Бун вернулся, увидел мрачную Веронику рядом с опустевшей корзинкой, подумав, расстелил на песке второе одеяло и устроился рядом, но на безопасном расстоянии.
— Извини... — начал он и запнулся. Несмотря на то, что Карла тоже вечно выказывала недовольство, Бун не силён был в извинениях. «Не везёт мне с женщинами», — грустно подумал он.
— Я уж думала, ты не вернёшься, — сварливо сказала Вероника.
— Но я вернулся.
— Зря. Потому что я уже съела всю нашу еду.
Бун не дрогнул, только чуть прищурился, что можно было счесть за улыбку. Или, возможно, это солнце сквозь дырявый зонт светило ему в глаза.
— Ничего, — успокоил он Веронику и как бы невзначай придвинулся чуть ближе.
Какое-то время они сидели в тишине. Бун не знал, что ещё сказать, а Вероника молчала угрюмо. Но она не умела сердиться долго. Вдруг она вспомнила, что кричали старухи, и хихикнула. Бун удивлённо покосился на неё.
— Что?
— Просто вспомнила, одна из тех дамочек сказала: «Ещё потрахайтесь тут». Неужели мы правда выглядим так?..
— Я не знаю, — Бун сохранял невозмутимое выражение лица. — Разве это было бы так удивительно?
Сказав это, он застыл, не зная, какой реакции ожидать от Вероники. Она могла бы дать ему пощёчину. Бун тревожно сглотнул, но Вероника не собиралась его бить и обратила всё в шутку:
— Думаю, я слишком объелась для чего-то в этом роде.
— ...понятно.
На всякий случай Вероника тоже придвинулась поближе к Буну, пытаясь дать ему понять, что это была шутка. У неё всегда был хороший аппетит, но сколько бы она ни съедала, это никак не влияло на её либидо. Она знала, что выглядит как минимум привлекательно в своём платье, открывавшем её округлые плечи и красивые ноги. Но Бун не смотрел на неё, он как будто потерял к ней всякий интерес, пристально уставившись куда-то вдаль.
— С другой стороны... — нерешительно начала она, но Бун резко прервал её.
— Т-ш-ш.
— Да в чём дело?! — разозлилась Вероника. Он опять встал и приготовил ружьё, хотя блюстительниц нравов со скалками не было видно или слышно.
— Я сейчас, — сказал Бун, и тут она увидела, что со стороны Биттер-Спрингс к ним приближается небольшой отряд Легиона.
— Бун, не надо!
Но он уже не слушал её, как всегда, утратив рассудок при виде красной формы солдат. Если бы не намётанный глаз снайпера, как знать, может, солдаты бы прошли мимо, даже не заметив их. Но Бун уже сам бежал к ним, на ходу передёргивая затвор ружья.
Вероника с трудом поднялась, чувствуя, что тяжело будет бежать за ним после такого плотного обеда, и от души выругалась, так, что её красноречию позавидовал бы Мак-Криди. У неё с собой даже не было никакого оружия. В отчаянии она выдернула из песка зонт, сложила его и, как с копьём наперевес, поспешила на помощь Буну.

     

Fallout Quests

главная