Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
11:51 

falloutmadness
Hey, book's coming along well, thanks to you, what's next?
Подарок для Shaidis от daburumcola


Название: Дары волхвов
Написано по заявке: Кристина/Вероника, поход по злачным местам, H
Форма: авторский текст
Пейринг/Персонажи: Вероника, Кристин, близнецы Гаррет (в кадре только Джеймс), Курьер с компанией, ну и другие персонажи задействованы в эпизодах
Категория: фемслэш, юмор (надеюсь)
Рейтинг: PG-13

До Рождества оставалось всего ничего, и Вероника с Кристин озаботились поиском подарков. Пока Курьер и компания украшали главный зал «Лаки 38», они отправились в сувенирный магазин Убежища 21.

В магазине им пришлось отстоять огромную очередь. Вероника очень переживала, что ей ничего не достанется, и то и дело кричала из толпы взмыленной Саре Уайнтроб за прилавком:

— Не продавайте больше одного снежного шара в одни руки! Здесь ещё много людей, которым нужны подарки... А то получится как в тот раз, когда мы припёрлись на дамбу Гувера, — поделилась она с Кристин, — у них чудные бобры-талисманы, но последний увели у меня прямо из под носа.

Кристин промолчала, она вообще старалась лишний раз не открывать рта — после операции всё ещё немного болели новые связки. Но Веронику это не обескураживало, и, если не перебивать, она могла беззаботно болтать за двоих.

Она рассказывала о том, как они с Курьером искали продвинутые технологии для Братства Стали, ничуть не смущаясь, что их слушает целая толпа жителей Вегаса, с шутками и прибаутками, в своём обычном стиле. Наконец подошла их очередь.

К большому разочарованию Вероники, снежных шаров на их долю не осталось. Узнав об этом, Кристин сделала характерный жест, изображавший разочарование и досаду (она так и не отвыкла выражать свои чувства жестами), а Вероника лишь горько вздохнула и облокотилась на прилавок.

— Эх, не везёт. Это всё из-за того, что у меня нет бобра-талисмана...

— Эй, можно там как-то побыстрее? — очередь сзади уже напирала.

— Могу вам предложить ланчбоксы, пресс-папье... — засуетилась Сара. Кристин отозвалась пренебрежительным жестом, да и Вероника разглядывала безделушки без особого энтузиазма.

— Хотелось бы чего-то особенного. Ну, Кэсс, понятно, купим виски... — она сразу же отставила в сторону бутылку. Кристин с сомнением посмотрела на неё, как бы спрашивая: «А это не слишком просто?», и Вероника, подумав, оставила для Кэсс ещё бутылку скипидара. Вот теперь подарок приобрёл элемент неожиданности.

— Аркейду, может, шахматы взять? — сказала Вероника, подняв чуть битую, но в целом довольно симпатичную доску. — Он же умный, пусть играет.

— К сожалению, у меня только доска, без фигур, — уточнила Сара.

— Ну, всё равно берём, — Вероника отложила и доску. — Он же умный, придумает что-нибудь.

Кристин согласно кивнула и со своей стороны выудила из горы хлама на прилавке портативную плитку. Затем изобразила в воздухе нечто огромное.

— Что? Ты хочешь такую же, но побольше? Чтобы не пролезала в дверь?.. Я не понимаю, — озадаченно наблюдала за пантомимой Вероника. — А-а, это для Лили! Ну, конечно. Отличный подарок. И, раз уж мы перешли на бытовую технику, возьмём для Рауля вот этот тостер...

— Хороший выбор, — одобрила Сара.

Для Буна Вероника выбрала плюшевого медведя, на вид такого же сурового, как и сам снайпер, с насупленной мрачной мордочкой и блестящими чёрными глазами, а для Курьера — не зная, что подарить человеку, у которого всё есть — старый костыль.

— Он же у нас любит ходить по всяким опасным местам, опять подорвётся на какой-нибудь мине, а стимуляторов под рукой не будет, придётся хромать до ближайшего населённого пункта. Вот и пригодится костыль, — поделилась она с Кристин своими соображениями. Кристин согласно кивнула — она уже подустала, и ей по большому счёту было всё равно.

Они расплатились и вышли на Стрип. Из казино доносились звуки «Let It Snow» , и хотя снега не было, в воздухе витало что-то рождественское. Вероника и Кристин, нагруженные подарками, нарядные (особенно Вероника в своём шикарном платье от Веры Киз), чувствовали приближение праздника. Оставалось самое трудное: разделиться, чтобы найти подарки друг другу.

— Ладно, — сказала Вероника, — тогда я прошвырнусь по Фрисайду, а ты иди в башню и жди меня там, чтобы мы случайно не встретились. Когда я с твоим подарком вернусь, ты уйдёшь, а я буду в башне ждать тебя и упаковывать всё, что мы купили. Согласна?

Кристин кивнула. Вероника сгрузила ей подарки, а потом запоздало попыталась обнять её на прощание, но из-за объёмных пакетов это было трудно сделать, и она лишь неловко положила руки Кристин на плечи и вытянула шею, чтобы дотронуться носом до кончика её носа.

Кончик носа у Кристин был холодный, и Вероника поняла, что её подруга успела замёрзнуть на вечернем холоде с непокрытой головой. Она и сама чувствовала прохладу, особенно с учётом того, что одна её нога оставалась голой почти от самого бедра, но платье было таким красивым, что Вероника терпела. А вот Кристин страдала просто так.

Распрощавшись с ней, Вероника поспешила во Фрисайд, где, как она надеялась, в магазинах ещё осталось что-то стоящее. Впрочем, она точно знала, что хочет купить для Кристин: она решила подарить ей качественный и красивый парик.

*

— Нет, париками мы не торгуем, — Глория Ван Графф подозрительно смотрела на Веронику, словно сомневаясь в серьёзности её вопроса. — У нас магазин энергооружия, вообще-то.

— Я понимаю, понимаю... Но дело в том, что я подумала... Может быть, вы знаете, где я могла бы купить один? — как можно вежливее спросила Вероника, косясь то на мрачного Жана-Батиста, то на Глорию, становящуюся всё подозрительнее.

— С чего мне такое знать? — Глория покачала лысой головой. Вероника отступила от прилавка и направилась к выходу.

— Очень жаль... Ну, всё равно спасибо. С Рождеством!

Вероника миновала «Атомный ковбой», откуда доносились весёлые крики и смех — похоже, посетители там уже праздновали вовсю — и в задумчивости остановилась у «Школы двойников Короля», прикидывая, каковы шансы найти подарок там и не получить по шапке. Курьер говорил, что из множества уличных банд Вегаса эти — ещё довольно цивилизованные, и она решила попытать счастья.

— К Королю? — на пути у неё встал неприятного вида мужчина в костюме «тюремного рокера». — Вход платный, дорогуша. Хотя, ты вроде ничё... Можем договориться...

— Нет, спасибо, — Вероника на всякий случай одёрнула юбку платья пониже. — Я вообще-то ищу парик. Подумала, вы ведь, ребята, изображаете Элвиса, одеваетесь, как он, может, у вас и парики есть? Я бы приобрела один по сходной цене...

— Изображаем кого? — в недоумении переспросил бандит. Вероника махнула рукой.

— Короче, я могу здесь купить парик?

— Мужской?

— Женский!

— Нет, женских у нас не бывает, — развёл руками «тюремный рокер». — Я бы тоже прикупил один для своей подруги... А то она лысая, как коленка. Ты, если где-нить найдёшь, приноси сюда, а? В накладе не останешься...

— Ладно, понятно, с Рождеством, — Вероника поспешила покинуть «школу», про себя думая: «Ещё чего, принести, держи карман шире. Парик мне и самой нужен».

Мимо уличных торговцев жареными тараканами и шашлыком из неизвестных науке грызунов Вероника пробежала, задрав нос. Когда-то, во времена жизни на торговом посту 188, ей и не такое приходилось есть, но теперь от роскошной жизни в Вегасе она стала избалованной. Кто бы мог подумать, что жизнь так изменится, и самой большой её проблемой будет поиск рождественского подарка?

У Мика и Ральфа в магазине тоже собралась толпа, покупали в основном оружие. Мик в спешке обслуживал покупателей, а, когда в очереди начиналась буза и толкотня, прикрикивал на клиентов: «Потише, господа! Вежливое общество — это вооружённое общество!», но его мало кто слушал. Ральф в своей части магазина тоже не скучал без дела, только и успевая выписывать фальшивые паспорта.

— Что-то интересует? — Мик не оставил без внимания появление роскошной девушки в модном платье. — Подарки? У нас есть замечательная пижама, позолоченный пип-бой со стразами...

— Нет, мне нужен парик, — Вероника пожалела, что уже купила для Курьера костыль — стоило подарить ему пижаму или гламурный пип-бой. Ничего, подумала она, может, на следующий год.

— Парик? Спросите у Ральфа, — посоветовал Мик и сразу потерял к Веронике всякий интерес, а она — к нему.

Ральф тоже встретил её радушно, узнав жительницу Стрипа. Он порадовался, что не нужно будет выписывать очередной паспорт, поскольку от долгого эпистолярного труда у него уже начинали болеть руки.

— Ищете подарок? Есть отличная новогодняя программа для сексбота, — подмигнул он Веронике.

— Какая ещё программа? — фыркнула Вероника. — Я ищу парик.

— Для сексбота? — лицо Ральфа стало озадаченным. Вероника прижала руку ко лбу.

— Для человека! Женщины, если точнее.

— Нет, таким мы не торгуем, — огорчённо сообщил Ральф. — Для самых избирательных клиентов у меня найдётся, разве что, контейнер с хлором...

— На кой он мне? — Вероника покачала головой. — Ладно, пойду искать дальше. С Рождеством.

Она заходила в каждую захудалую лавчонку, побывала даже в мормонском Форте, спрашивала у наркодилеров на углах и у бродяг, но никто не знал, где во Фрисайде можно достать женский парик. Вероника приуныла. Когда из тёмного переулка выглянул подозрительного вида мужик и помахал ей, подзывая к себе, она не раздумывая поспешила к нему, в голове у неё билась только одна мысль: «Парик! Наверняка он знает, где взять!»

Но она ошиблась. Как только Вероника оказалась в переулке, из темноты выступили ещё несколько бродяг, преграждая ей путь к отступлению.

— Гляди сюда, — позвал один, указывая за мусорный бак. «Кто-то выбросил парик?» — с надеждой подумала Вероника. Но нет, там лежал всего лишь труп. «Лысый, как коленка, — печально подумала Вероника, неосознанно повторив про себя слова парня из банды. — Что ж, в нашем постъядерном мире у всех с волосами не очень, да оно и понятно».

— Служба съёма, — сказал бродяга у неё за спиной. — Снимаем драгоценности.

— Но у меня нет драгоценностей! — возмутилась Вероника.

Он некоторое время подумал, почёсывая плешивый затылок. Потом нашёлся, просиял.

— Тогда хоть платье снимай. Дорогое небось...

Этого Вероника уже не могла терпеть. Как смели эти оборванцы тратить её время, да ещё и покушаться на её красивое платье — то, что она любила больше всего после Кристин и кексов?! Раскидав нахалов, она подобрала оторванный от платья цветок, поправила причёску и устало поплелась в «Атомный ковбой» — ей нужно было где-то посидеть и отдохнуть после изнуряющей беготни по магазинам в канун Рождества.

*

— Идёт как-то Беатрикс Рассел по берегу озера Мид... И тут на неё бросается голодный монстр. А потом смотрит на неё и понимает, что не такой уж голодный... А потом смотрит ещё раз и понимает, что не такой уж монстр...

Беатрикс, которая тоже присутствовала в казино, откинула голову в ковбойской шляпе назад, едва не стукнувшись о стенку, хрипло расхохоталась, а потом показала комику на сцене два средних пальца.

Вероника отхлебнула из стакана, поморщилась и занюхала оторванным цветком с платья. Ну и что, что его сделали из ткани, всё равно запах у него был лучше, чем у того пойла, которое перед ней поставил Джеймс Гаррет. Видимо, под Рождество из-за наплыва клиентов их новый дистиллятор не справлялся, и близнецы решили выставить для пьяной публики напитки из старых запасов.

Убогие шутки нового комика, которого всё тот же Курьер подобрал для них где-то на Стрипе, не делали вечер веселее, хотя народ, в отличие от Вероники, был в восторге. Нет, никто не смеялся над шутками, но все радовались, когда комик давал им повод швырнуть в него чем-нибудь.

— Вторая за счёт заведения! — Джеймс Гаррет резво наполнил пустой стакан Вероники. — Эй, что квёлая такая? Праздник же, веселимся!

Хозяин бара явно был в настроении поболтать — выступление комика он слышал уже много раз и только рад был отвлечься на кого-то другого. Почему бы не на симпатичную девушку в платье, да ещё и с цветком.

— Да я хотела купить для подруги подарок на Рождество, — горестно поделилась Вероника, прихлёбывая бесплатное пойло, — но в этом вашем Фрисайде только откровенные пижамы и какие-то новогодние программы для сексботов продаются.

— Какие новогодние программы, где? — воодушевился Джеймс. Вероника подозрительно посмотрела на него, и ей уже начало казаться, что Гаррет раздваивается. Но, возможно, это была лишь Фрэнсин, мелькнувшая в подсобке.

— Ладно, потом расскажешь, — Гаррет почему-то смутился и сменил тему. — А что же ты хочешь купить?

— Какая разница... Здесь я этого точно не найду.

— Ну, а вдруг? — подбодрил Джеймс. Вероника махнула рукой и, подперев щёку, чуть повернулась, чтобы сидеть вполоборота к сцене. Там комик продолжал свою программу:

— Мама собирает Курьера в поход... «Вот, положила тебе мясо толсторога, сансет саспариллу, костыль...» — «Но зачем?» — «Проголодаешься в дороге, съешь мясо, саспариллой запьёшь». — «А костыль?» — «Ну вот же, положила!»

Настроение у Вероники от очередной шутки испортилось окончательно. Она отвернулась обратно к Джеймсу, пробурчав себе под нос: «Не смешно. Костыль — нужная и полезная вещь».

— Так что ты ищешь? — напирал Гаррет. — Хоть скажи, может, я знаю, где достать.

— Ну, хорошо... я ищу парик. Обыкновенный женский парик. Кого ни спрошу, реагируют так, словно мне нужен «Алгоритм Евклида». Впрочем, его во Фрисайде и то проще достать, чем то, что я ищу...

— Насчёт алгоритмов я ничего не знаю, я ведь не программист и даже не пользователь, — поспешно открестился Джеймс от всего, что связано с математикой и кибернетикой, — а вот насчёт парика понимаю, да, это штучный товар. Впрочем, я, кажется, могу тебе помочь... Если в цене сойдёмся.

— Что, у тебя действительно есть парик?

— Не совсем у меня... Но я могу достать. Только что ты мне за него дашь?

— Я не знаю, — Вероника неровно пожала плечами. — Сколько ты хочешь? Назови цену, я уже так устала и напилась, что торговаться точно не стану.

— Крышки-то мне не нужны... — задумчиво произнёс Гаррет, глядя на Веронику. — А вот платье, как у тебя, дорогого стоит... Может, устроим обмен?

— ...Да что вы все, сговорились, что ли? И зачем тебе моё платье — не самому же носить?

По тому, как покраснел Джеймс Гаррет, Вероника поняла, что попала в точку. Хозяин «Атомного ковбоя» был тем ещё извращенцем. Она прикрыла лицо рукой и посмотрела на него сквозь пальцы. А Джеймс принялся горячо оправдываться:

— Конечно, не самому! Между прочим, мне тоже нужен подарок... ум-м... для сестры, вот зачем мне нужно твоё платье. А то мы с ней в одинаковых костюмах ходим, все нас путают, надоело ужасно. А если она будет в платье, а я в костюме — не будут, значит, путать...

— Да оно ведь уже ношенное, — заныла Вероника, из последних сил защищая любимое платье. — И цветок оторван, смотри...

Но Джеймс Гаррет был непреклонен.

— Ничего, без цветка даже лучше, а то как-то аляпово. Так что? Больше ты во Фрисайде всё равно нигде парика не найдёшь, я гарантирую это.

Вероника злобно посмотрела на Гаррета. Кто бы мог подумать, что он окажется таким любителем модного платья. Но делать было нечего — ей очень хотелось подарить Кристин парик.

— И что мне теперь, голой на Стрип возвращаться? — проворчала она.

— Зачем же голой? — заулыбался Джеймс. — Я дам тебе старый костюм сестры.

— А где она, сестра?.. — Вероника завертела головой, но не могла сфокусировать взгляд на Френсин, словно той и не было, и она действительно видела лишь раздвоившегося Джеймса. Он продолжал хитро улыбаться.

— Сестра отдыхает. Пошли со мной...

— А мы её не разбудим?

— Нет, мы тихонько.

Пошатываясь, Вероника последовала за Гарретом по плохо освещённой лестнице на верхний этаж «Атомного ковбоя». Там, у самой дальней двери, Джеймс остановился, жестом велел Веронике ждать его тут (она уже начинала уставать от этого общения жестами) и скрылся в комнате. Его не было некоторое время, а затем он вернулся с поношенным старым мужским костюмом и женским париком из тёмных волос, слегка прилизанных, но в целом вполне ничего.

— Вот, — радостно сказал Джеймс.

Вероника взяла парик и придирчиво его оглядела. Мысленно она уже видела Кристин в нём. Если эти волосы аккуратно причесать и по-другому заколоть, как они делали в Братстве, её подруга будет выглядеть почти как прежде. Вероника закусила губу, принимая из рук Гаррета и костюм.

— Мужской... ты же сказал, что сестры? — вздохнула она.

— А у нас с ней всё общее, — нашёлся Джеймс.

Переодеваться Веронике пришлось в полутёмном коридоре — свободных комнат в «Атомном ковбое» не нашлось. Джеймс Гаррет, как мог, помогал ей, вежливо не обращая внимания на то, что Вероника, вылезая из платья и путаясь в брючинах, причудливо ругалась. Несколько раз роняла драгоценный парик на пол, поднимала и долго отряхивала его. В общем, освободилась она нескоро.

В конце Джеймс Гаррет легонько, по-женски пожал ей руки и, прижимая к груди платье, сказал:

— Я доволен нашим обменом, спасибо. И с Рождеством!

Вероника, ничего не ответив, в мужском костюме, с париком в руках и сиротливо оставшимся от платья цветком в волосах направилась к выходу. У двери она остановилась и в последний раз взглянула на комика, давая ему ещё один шанс.

— Приходят в «Атомный ковбой» два парня из Мормонского форта и говорят: «Нам бы девушку за десять крышек»... Близнецы Гаррет отвечают: «За десять крышек можете друг друга в подворотне трахнуть!», ну и парни уходят. А через полчаса возвращаются и спрашивают: «Кому отдавать деньги?»

Этого Вероника вынести уже не могла. Не слушая, что публика собирается делать с юмористом, она спрятала парик во внутренний карман пиджака, чтобы никто не увидел и не отобрал, почти бегом покинула «Атомный ковбой» и поспешила на Стрип, где в башне её ждали друзья и любимая девушка.

*

— Представляете, осталась без платья в этом ужасном Фрисайде, — беззаботно объяснялась Вероника, появившись в башне в костюме и встретив удивлённые взгляды. — Встретила целую шайку — пристали с ножом к горлу, снимай, говорят.

— И ты послушалась? — недоверчиво уточнил Курьер, который отлично помнил, как эффективно Вероника справлялась не только с бродягами в том же Фрисайде, но и с хорошо вооружёнными Чертями в руинах Саут-Вегаса.

— А что мне было делать — не драться же в платье?

— Вот поэтому я и не люблю все эти бабские штучки, — вставила Кэсс, и на неё все зашикали.

— Ну, а потом что было? — спросил Аркейд, и все затихли в ожидании ответа.

— Потом, сами понимаете, голышом тоже как-то неудобно драться... — Вероника усмехнулась. — Вот так и осталась я без платья. Хорошо, хоть нашёлся один человек, одолжил вот костюм до дома дойти.

— Мир не без добрых людей, золотце, — прогудела Лили, и все заулыбались.

— А платье... ну, что поделать, главное — жива осталась, — подытожила Вероника.

— Это верно. А вот моя жена мертва, — горько сказал Бун, и все как-то загрустили. В наступившем молчании Рауль, который разглядывал причёску Вероники, тихо спросил:

— А это что?

— А, это я вот еле успела себе от платья оторвать — на память, — и с этими словами Вероника достала из волос уже сильно потрёпанный цветок и хвастливо помахала им. — В общем, во Фрисайд сейчас ходить никому не советую... Опасное это место, мои друзья. Кристин, ты слышишь?

Кристин, которая всё это время молча стояла в стороне, кивнула, а затем указала на дверь одной из комнат и изобразила в воздухе, как будто заворачивает что-то, а потом на запястье, как если бы носила часы.

— Окей, займусь упаковкой подарков, времени действительно осталось немного. А ты куда?..

Но Кристин уже вызвала лифт и собралась ехать вниз. Вероника только и успела крикнуть в закрывающиеся двери: «Только не во Фрисайд, хорошо? Купи мне что-нибудь у Сары Уайнтроб! Какой-нибудь ланчбокс, я мечтаю о нём!», а затем вздохнула и поплелась упаковывать подарки.

Проще всего оказалось упаковать доску для Аркейда, с бутылками для Кэсс и тостером для Рауля тоже не возникло проблем. Громоздкая плитка для Лили в обёрточной бумаге смотрелась странновато, но, в конце концов, решила Вероника, каков получатель, таков и подарок. Дольше всего она провозилась с костылём для Курьера: просто обернуть его в цветную бумагу показалось недостаточным, и Вероника попыталась прилепить по центру бантик, но промазала, и бантик оказался ближе к краю. Тогда она налепила с другого краю ещё один бантик — для симметрии, но лучше не стало. Разозлившись, Вероника стала сдирать бантики и порвала бумагу.

Когда она, пыхтя от усердия и слегка даже высунув язык, повторно заворачивала подарок для Курьера, вернулась Кристин.

— Как хорошо, что ты вернулась, — с облегчением произнесла Вероника. — Слушай, мне срочно нужен твой совет... Никак не могу решить, что делать с этим проклятым костылём — как назло обёрточная бумага кончилась, и целиком он не заворачивается. Как лучше: обернуть хотя бы наполовину, пусть конец торчит, все равно понятно, что это, или вообще не заворачивать, а просто бант налепить?.. Просто дело в том, что я уже пробовала с бантиками, и как-то не пошло...

Без лишних слов Кристин протянула руку, мягко отобрала у Вероники подарок для Курьера и отложила его в сторону. А затем приложила палец к её губам. И тут только Вероника сделала паузу, успокоилась и увидела, что принесла ей Кристин в качестве подарка.

— Где ты это взяла? — изумлённо спросила она. Кристин подняла руку над головой и показала родео, а потом изобразила, будто пьёт. Впрочем, Вероника и так уже поняла, что в «Атомном ковбое».

— Оно почти такое же, как моё старое, — сконфуженно произнесла Вероника. — Пришить цветок, и будет совсем такое же... Спасибо.

Кристин улыбнулась и передала ей платье. Вероника хлопнула себя по лбу.

— У меня ведь тоже есть для тебя подарок... вот, — она достала парик, встряхнула его, расправила и, тоже улыбаясь, помогла Кристин надеть его.

Они подошли к зеркалу. Вероника поймала себя на мысли, что видеть себя в костюме Джеймса Гаррета, а рядом — подругу с причёской его сестры — было весьма странно. «Интересно, как ей удалось получить платье назад?» — подумала она, но спрашивать не стала. Это было неважно, всё было неважно, даже то, что подарок для Курьера так и остался неупакованным, а ведь компания уже звала их в большой зал.

Вероника отвернулась от зеркала и приблизила своё лицо к Кристин.

— С Рождеством, — сказала она, и они соприкоснулись носами.

— С Рождеством, — шёпотом ответила Кристин. Её новый голос звучал ровно, но немного странно, и всё-таки Веронике приятно было его услышать — она радовалась, что хоть на сей раз Кристин не стала объясняться жестами.

URL
Комментарии
2015-01-04 в 01:49 

ilen_soley
*нивазмутим*
и хотя снега не было, в воздухе витало что-то рождественское

МЕНТАТЫ :lol:

обоже
дабу
это прекрансо
прекрасное прекрасие
аыыыыыыыа!

2015-01-04 в 02:31 

daburumcola
ilen_soley, авв, спасибо =^____^=

МЕНТАТЫ
:lol: точно! кажется, у нас с заказчиком возникла телепатическая связь. ИТСА МИРАКЛ!!1

2015-01-05 в 16:01 

Shaidis [DELETED user]
Спасибо! Это просто очень круто! Читала с широкой улыбкой на лице)
Кристина с Вероникой великолепны :heart: отдельное спасибо за Веронику в мужском костюме.

кажется, у нас с заказчиком возникла телепатическая связь
ментаты сближают :crzjump:

2015-01-05 в 16:58 

Shirogane no Kuu
Импозантный импотент исследует искусство инсталляции
Теперь я могу оставить развёрнутый отзыв, ура-ура!
Итак: Вероника и Кристин невероятно мимишные. Смеялась над выбором подарков, особенно над доской для шахмат для Аркейда и костылём для Курьера. Поиски парика прекрасны. И Джеймс *.* Стало интересно, для кого он всё-таки выменял платье. Для себя или Фисто? Фисто+рождественская программа+платье= счастливый Джеймс.
Кстати, некоторые шутки несмешного комика доставили :-D
В общем, отличная получилась история и очень рождественская.

2015-01-05 в 17:13 

daburumcola
Shaidis, рад, что понравилось :kiss:
ментаты, что характерно, сблизили всех. но нам всё равно интересно, что там со стрелкой хД

Shirogane no Kuu, авв, спасибо тебе ещё раз :dance2: с Джеймсом так интересно получилось. только когда дописал, я понял, что Френсин так ни разу и не появилась в фике, а значит, её, возможно, вообще и не было и вместо твинцеста здесь селфцест с раздвоением личности, вот такой странный хедканон%) но твоя версия с Фисто ещё лучше :-D
некоторые шутки несмешного комика доставили
авв. мне стыдно, но я больше всего веселился, когда писал их :facepalm: :gigi:

2015-01-05 в 17:29 

Shirogane no Kuu
Импозантный импотент исследует искусство инсталляции
я понял, что Френсин так ни разу и не появилась в фике, а значит, её, возможно, вообще и не было и вместо твинцеста здесь селфцест с раздвоением личности, вот такой странный хедканон%)
ахаха, сразу же вспомнилась Тереза Воерман, и...
у меня новый хедканон. Чёрт.
но твоя версия с Фисто ещё лучше
она не противоречит существованию Френсин :-D
мне стыдно, но я больше всего веселился, когда писал их
да про Беатрикс ваще огонь. Хотя для гулихи она тоже огонь, что несколько противоречит шутке.

2015-01-05 в 17:36 

daburumcola
ахаха, сразу же вспомнилась Тереза Воерман, и...
у меня новый хедканон. Чёрт.

Тереза и Жанет :crazylove:
а ещё у меня (как всегда) какие-то расплывчатые идеи о драме возникают. ну, типа, изначально сестра была, но потом с ней что-нибудь случилось, и с тех пор Джеймс поехал и перевоплощается в неё.

да про Беатрикс ваще огонь. Хотя для гулихи она тоже огонь, что несколько противоречит шутке.
это на любителя :-D монстр (кстати, ты поняла, что это был озёрник, правда же, правда?) предпочитает женщин с кожей типа Мойры.

2015-01-05 в 17:43 

Shirogane no Kuu
Импозантный импотент исследует искусство инсталляции
а ещё у меня (как всегда) какие-то расплывчатые идеи о драме возникают. ну, типа, изначально сестра была, но потом с ней что-нибудь случилось, и с тех пор Джеймс поехал и перевоплощается в неё.
блин, да. Причём Джеймс делает это неосознанно, потому что после трагедии с сестрой стал страдать раздвоением личности. Я бы такое зачла.
монстр (кстати, ты поняла, что это был озёрник, правда же, правда?) предпочитает женщин с кожей типа Мойры.
обоги :lol: шутки несмешного комика стали еще прекраснее.

   

Fallout Quests

главная